БиорегуляторИТО «Новое в медицине»
Институт технологий оздоровления
Украина, г. Киев, 04053
Бехтеревский переулок, 14
(+38044) 484-45-10,
486-55-03
Медицинская техника
«Биорегулятор-004М»
«Био-1»
«Био-2»
Отзывы покупателей
Памятка пациента
Контакты
Скидки и акции
СМИ
Отзывы пациентов
Институт
Сотрудничество
Исследования
Библиотека
Вакансии
Объемный пневмопрессинг
Механизм действия
Показания


The principle extends much farther. 210 лет объемному пневмопрессингу

Д. В. Зайцев


В эти дни, когда мы празднуем двадцатилетие ИТО "Новое в медицине", вспоминается еще одна, для многих малозаметная дата: двухсотдесятилетие метода, который мы сейчас развиваем в Украине.

В библиотеке Игоря Викторовича Таршинова есть упоминание: Смит, 1803 год. Говорят, Смит работал в Германии. Как мы помним, однажды Игорь Викторович задал своим студентам найти информацию по истории объемного пневмопрессинга. В реферате, собравшем итоги этих поисков, появилась фамилия Блэгборо, а год 1803 стал канонической датой первой публикации о лечебном применении воздушного давления.

Сейчас в интернете стали доступны новые материалы, рассмотрение которых позволило мне увидеть в общих чертах историю людей, создавших два века назад объемный пневмопрессинг. Читая строки тех лет, я видел в их беглых портретах знакомые характеры и чувства, узнаваемые дела, ошибки и успехи. Они казались мне все ближе, и их именам, истории их трудов я хотел бы принести свою благодарность в эти юбилейные дни.

С тех пор, как отец Натаниэль Геншоу подключал органные мехи к комнатке с больным, прошло чуть более ста лет, в течение которых никто не пытался вводить в медицину воздушное давление. Перенесемся в конец XVIII века - время невероятных открытий и непредсказуемых общественных потрясений. Время, когда людям пришлось поверить в то, что они дышат не воздухом, а кислородом. Всего пару десятков лет назад начали вакцинировать от оспы, и несколько лет оставалось до появления аускультации и перкуссии. Только что открытое электричество считали жизненной энергией организма. Варикозом страдал каждый третий пожилой англичанин, а всю почечную патологию называли болезнью Брайта.

В это время, когда английское общество едва смирилось с потерей Североамериканских Соединенных Штатов и открывало для себя Индию, в окрестности Лондона жил инженер Натан Смит, пользовавшийся в округе уважением и даже некоторой известностью. Он обратил внимание на то, что при отсасывании яда из места змеиного укуса ранка усиленно кровоточит. Поняв это так, что снятие атмосферного давления расширяет сосуды, он собрал герметичную камеру с паровым насосом. В камере могла помещаться рука или нога взрослого человека; потом появилась модель и для туловища. При помощи насоса из камеры откачивался воздух, либо же закачивался теплый водяной пар. Неизвестно, почему мистер Смит решил использовать пар - то ли потому, что его концентрацию и направление можно было контролировать визуально, то ли по аналогии с паровой машиной (как инженер, он понимал, что воздух эластичнее пара, а значит, паровой насос практичнее). Агрегат был назван - в моем переводе - пневматической паровой ванной, или насосно-паровой баней.

Одним из первых пациентов мистера Смита был член королевского дома. Результат лечения был таким впечатляющим, что король Георг III по собственной инициативе предоставил изобретателю патент и монополию. Итак, не заботясь более ни о чем, мистер Смит занялся продажей своих ванн.

Вообще лечение термальными и минеральными водами было известно в Британии со времен Римской империи. Вероятно, поэтому публика считала именно теплый пар изюминкой машины Смита. На то же делал ставку сам конструктор, назвав свой аппарат "ванной".

Однако медицинское сообщество к такой новинке отнеслось настороженно. Врачи понимали, что многое тут значит не вода, а фактор локального давления воздуха. И, естественно, считали шарлатанством заявления о лечении тем, что нельзя увидеть, и особенно о давлении того, что явно не имеет веса.

Одним из первых врачей, наблюдавших пациентов в пневмо-паровой бане, был Ральф Блэгборо, хирург в третьем поколении. Как кажется, он издал короткую брошюру, озаглавленную "Факты и наблюдения о пневматической паровой ванне при ревматизме, подагре и дерматите". Помимо названных, в книжке описывались и другие болезни; она, по-видимому, стала ключом Смитовых ванн к миру медицины и заинтриговала лондонскую общественность. Вскоре доктор Блэгборо переиздал "Факты и наблюдения" с большими дополнениями.

Первая его книжка была отмечена рецензией в "Европейском Журнале и Лондонском Обозрении". Это было огромное, под двести страниц издание, дважды в год знакомившее жителей Соединенного Королевства с государственными, светскими, культурными и международными новостями. Поскольку, за исключением личной переписки, такой журнал был единственным источником информации, он должен был иметь большую популярность.

Книга доктора Блэгборо, очевидно, не могла быть издана позже 1802 года. После этого "Лондонское Обозрение" напечатало заметку о ванне мистера Смита, в ответ на которую редакция получила много читательских писем, провела тщательное изучение вопроса и в мае-июне 1803 года опубликовала вторую статью, основательную и сравнительно легко нам доступную. Вероятно, именно она и считалась доселе первым упоминанием о приборном применении объемного пневмопрессинга, хотя фактически была третьей или четвертой публикацией.

Автор пишет о докторе Джеймсе Гамильтоне, работавшем в Лондонском диспенсарии (больнице). Возможно, ему были поручены исследования пневмо-паровой ванны, во всяком случае, он дал горячее положительное заключение, дополнив фактический материал мыслями о возможной эффективности аппарата при заболеваниях, которые ему наблюдать не пришлось. Доктор Гамильтон взялся бы за масштабное введение этого устройства в практику, если бы располагал временем. Так был получен второй врачебный отзыв.

Вскоре доктор Ральф Блэгборо был принят в Королевское хирургическое общество, где его уведомили, что столь высокое членство не стоит совмещать с сомнительными лечебными методами. Доктор Блэгборо передал инициативы исследований своему любознательному коллеге, доктору Мишелю Ла Боме.

В 1806 году мистер Смит находился в Брайтоне, курорте на южном побережье. Здесь, среди нескольких старых водолечебниц, он открыл заведение со своими пневматическими ваннами. Годы спустя оно сменило владельца и специализацию, превратившись в модные аристократические бани; в 60-х годах XIX века оно вполне процветало, хотя судьба пневмо-паровой ванны Смита в его стенах неизвестна.

Там же, в Брайтоне, в 1809 году открылись бани сэра Бэзила Кохрейна. Их история хорошо иллюстрирует видение пневмопрессинга обывателем того времени, все внимание обращавшим на воду. Сын графа Дандональда, сэр Бэзил обогатился на военных поставках в Индию. На Востоке он познакомился с местными лечебными омовениями, а вскоре, услышав в пол-уха о машине мистера Смита и восполнив непонятное собственными соображениями, заявил полученную баню как свое изобретение.

Описания аппарата Кохрейна не сохранилось, судить о нем трудно: полагаю, это была самостоятельная, хоть и не оригинальная работа. Желая улучшить реноме, сэр Бэзил открыл в Брайтоне публичные бани. Связи и состояние позволили ему сделать не только широкую рекламу, но и получить любезные заключения высокопоставленных медиков.

Одним из работников его бань был доктор Дин Мухамед, первый индиец, оставивший записи о своем пребывании в Европе. К этой литературной известности добавлю, что доктор Мухамед привез в Англию индийское искусство ручного поглаживания. Этот метод релаксации он называл китайским словом "чомпинь", которое в английском языке превратилось в "шампу". Позже шампунем стали называть жидкость, использовавшуюся при поглаживании головы, а саму процедуру назвали массажем. Таким образом, баротерапия (в т.ч. объемный пневмопрессинг), ручной массаж и водолечение начали путешествие по Европе из Брайтонских бань.

В 1819 году доктор Ла Боме издал книгу, содержавшую двадцатилетний опыт применения воздушного давления в медицине. Начав ее цитатами из работ Гамильтона и Блэгборо, он привел целый ряд заболеваний, поддававшихся лечению в пневмо-паровой ванне Смита, с клиническими случаями по каждому из них. В их числе были подагра, ревматизм, паралич, кожные заболевания, язва голени, сильные боли в спине и бедре, боли локтевого сочленения, слюнотечение, проказа, столбняк, аменорея и водянка. Механизм действия объяснялся объединением эффектов банок и припарок.

До появления во Франции нового, полностью пневматического физиотерапевтического аппарата оставалось пятнадцать лет.

“Этот аппарат, если я не обольщаюсь, точно разработан для получения превосходных эффектов в коррекции функций больных органов. Не сомневаюсь, что он станет в числе первых среди новейших улучшений нашего искусства, и в руках профессионалов окажется мощным средством не только облегчения, но часто удаления многих болезней, которые до сих пор считались неизлечимыми.
Аппарат охватывает и впервые объединяет эффекты припарок и банок, двух мощнейших средств воздействия на болезнь - каких бы эффектов не ожидать нам от столь широкой комбинации? Опыт каждого дня доказывает ее эффективность при подагре, ревматизме, параличе, судорогах, кожных и других заболеваниях, особенно хронического рода.
Своеобразная конструкция машины приспособлена лишь для ноги или руки, но принцип идет намного дальше и может применяться к любой части тела (посредством банок или иначе). Если мы примем, что этим средством можно убрать атмосферное давление с такой большой поверхности, каждый квадратный дюйм которой выдерживает 15 фунтов, влияние на сосуды этих зон становится слишком очевидным, чтобы нуждаться в доказательствах. Яснее же всего, что последовательное временное расширение этих сосудов при снятии столь большого давления должно позволить обструкциям стать проходимыми, и вместе с тем удержать развитие воспаления. Таким образом мы избегаем страданий от симптоматической лихорадки, а нередко и разрушения членов с последующим нагноением."
Доктор Ральф Блэгборо.

© ИТО «Новое в медицине», 1999-2015. Все права защищены, при цитировании ссылка на источник обязательна.